Трехпалубная вилла,
Salon-Interior, 2002
Архитектор: Алексей Долгов
«Предстоящая работа поначалу показалась совершенно неинтересной: маленькая площадь, стандартная планировка. Но заказчик объявил, что условия, которые принято создавать для постоянного проживания семьи в загородном доме, его совершенно не интересуют. Интерьер должен стать чем-то вроде студии для отдыха, куда он и его друзья могли бы приезжать время от времени. Поэтому «как положено» делать не надо, напротив: «Главное — максимум пространства, света и оригинальности». И это нас заинтересовало».
Стереотип загородного дома — это уединенный мир, за стенами которого сокрыта теплая стабильная семейственность, уютная «домашность». Архитектурный «сценарий» этого дома выглядит непривычно — дом для уик-энда в дружеской компании. Во времена итальянского Ренессанса загородные дома делились на две категории. Первые назывались villa rustica, отличались внушительными размерами и полным соблюдением условий для постоянного проживания и ведения натурального хозяйства. Дома второго типа назывались villa suburbana. Их роль была иной. В небольших изысканных апартаментах утомленные городской суетой аристократы предавались в конце дня откровенному сибаритству (поначалу в них даже отсутствовали спальни), или устраивали камерные «собрания». Практически все современные загородные дома ведут родословную от villa rustica. Трехъярусная квартира в подмосковном коттеджном поселке, перестроенная архитектором, являет собой редкий пример традиции villa suburbana. От первоначальной планировки двухэтажного жилья (так называемого town-house), занимающего четверть дома, практически ничего не сохранилось. Ключом к решению интерьера стало создание двухсветного пространства, для чего пришлось удалить часть перекрытия между первым и вторым этажами. Потолок второго этажа решили разобрать, благодаря чему появился третий, мансардный этаж с небольшим кабинетом. «Энергетический» и композиционный центр дома — «воздушная» лестница, пронизывающая интерьеры первого и второго этажей. Очертания верхнего яруса как бы зеркально повторяют проем первого яруса, так что вся конструкция просматривается как снизу, так и с мансардного этажа и кажется неправдоподобно прозрачной и невесомой. Графичная элегантность лестничного пространства напоминает конструктивистскую композицию: например, динамичные построения Эля Лисицкого. Несмотря на «изъятия», площадь после реконструкции даже увеличилась (104 м2 вместо прежних 90). Но главное в другом. Сама «организация» интерьеров каждого этажа такова, что границы между зонами условны, лишь обозначены, и это отсутствие видимых границ создает впечатление целостности пространства. Там, где раньше были тесный входной тамбур и лестница, — теперь просторный холл со встроенными шкафами. Лестница выполняет роль границы между гостиной и смежной кухней-столовой. Обстановка подобрана и расставлена предельно рационально, нет ни одной лишней детали. В зоне первого яруса собрано все, что соответствует самым современным представлениям о бытовом комфорте (конечно, с поправкой на образ жизни владельца). Кухонный блок, например, включает «джентльменский набор», необходимый порядочному холостяку. Кажущийся внушительным, камин на самом деле занимает совсем крохотный уголок. И скромные размеры гостиной совсем не заметны. Должный уровень комфортности обеспечивает на всех трех ярусах система «умный дом», укромно размещенная за выдвижной стенкой в гостиной. Классическое аскетичное сочетание черного и белого (обивка мебели) дополняется матовым и блестящим металлом (лестничные конструкции, светильники). Такое резкое цветовое звучание смягчают светлая паркетная доска из клена и кремовые стены. Сильный эмоциональный аккорд — алые чехлы из алькантары на мягкой мебели, как «Красная мебель» Фалька. Конструкция лестницы ассоциируется с оснасткой яхты. Этой «корабельной» теме вторят оформление окон, «воздушные» очертания светильников над плитой. Образ завершается декоративным решением второго яруса: дугообразно выгнутая стена, облицованная кленом, и ступени, ведущие в мансарду, — все это напоминает корпус корабля. Над ним таинственно мерцает «звездное небо». Меж тем вся эта композиция воспринимается так, будто компоненты, ее составляющие, объединены легко и органично, словно «играючи». Несущие элементы не воспринимаются как таковые. Так, дугообразная стена-перегородка из бетона, поддерживающая третий ярус, обшита светлым деревом. На первом этаже она опирается на скромную металлическую колонну, отделанную камнем. Ряд из четырех настенных светильников моделирует перспективу пространства: она уходит в затененную зону — под потолком третьего яруса. Лаконичный третий ярус, строгая нейтральность деталей гармонируют с миниатюрным садом, который занимает свою нишу — в «мертвой» зоне, под скошенным потолком. Это визуально расширяет небольшой кабинет. Светильники, прикрепленные к косоурам, компенсируют отсутствие верхнего освещения. Несмотря на то что уик-энд — понятие, вполне определенное для каждого, этот «дом для уик-энда» открывает множество вариантов досужего времяпрепровождения. Грамотный архитектурный сценарий способен удовлетворить самым невероятным условиям заказчика.
img
img
img
img
img
img
img
img
img
img
img
img
img
img
Хотите изменить планировку дома или заказать индивидуальный проект?
Мы построим дом вашей мечты
Оставьте заявку на изменение планировки