Скандинавские саги,
Salon-Interior, 2009
У жилой среды должен быть образ, подтекст. В формотворчестве меня привлекает сюжет. С пространством должен завязаться не просто некий диалог, а диалог, если можно так выразиться, предметный. Немая среда должна ожить, «заговорить»… языком музыки и поэзии. На мой взгляд, джаз и архитектура — это близкие по сути мировоззрения, им присущ один принцип мышления. Именно поэтому импровизация и стала лейтмотивом работы.
Переводя всем известную фразу, весьма потертую от частоты употребления, что архитектура — это застывшая музыка, в другое смысловое измерение, рискнем дать единое определение новой работе Евгения Чурканова: архитектура — это звучащая музыка. Подобная интерпретация имеет веское основание. Ведь своеобразным толчком к возникновению творческой идеи стала музыка известного современного джазиста Яна Гарбарика, и в частности — «Скандинавские саги». Джаз — музыкальный стиль, возникший в среде черного населения Нового Орлеана на юге Северной Америки, — уже давно стал достоянием эстетствующего человечества вопреки всем законам четкой общественной иерархии. В московском интерьере музыкальная импровизация воплотилась в геометрически четком делении пространства, создав своеобразную архитектурную вариацию на тему. А эклектика в данном случае послужила подтверждением идеи преемственности в сфере самых разных искусств. Зонирование пространства в новой работе архитекторов ненавязчиво, но проведено четко. Ясно очерчивается кухня, отделенная от столовой и гостиной ширмой, которая и стала определенным контрапунктом в архитектурных синкопах. Она сделана из стекла и напоминает витраж с причудливыми разноцветными линиями, выражающими главную и побочные музыкальные темы. Витраж приковывает к себе внимание и интригует тайной, что же скрывается за матовым голубовато-серым стеклом. Кажется, что за ним что-то иное, нежели самое прозаическое место в квартире. Но что? В соответствии с идеей кухня выдержана в единой мебельной тональности — просто шкафы, в которых прячется бытовая утварь. И их на первый взгляд не отличить от обычной мебели. Вогнутые колонны и подвесной потолок подчеркивают переход из столовой в гостиную. Благодаря этим элементам возникает ощущение концентрации, некой «идейной сосредоточенности» именно в данной части пространства. Акцент сделан посредством архитектурного решения. А тема еще больше усиливается за счет игры света. Фактически в квартире нет светильников, они спрятаны в нишах на потолке. Свет падает с разных сторон, люминесцентные лампочки расположены по всему периметру потолочного карниза. Шторы, ниспадающие с потолка и до пола и закрывающие не только окно, но и всю стену, визуально увеличивают широту пространства. Это добавляет ощущение воздуха и простора. Лаконичность и вызывающе изысканная простота подтверждаются единой цветовой гаммой. Холодный серый, доходящий до стального, а при определенном освещении до голубого, рождает ассоциацию с тишиной спокойной водной глади и способствует умиротворению и психологическому комфорту. Вместе с тем геометрическая определенность (вогнутые колонны, дугообразный потолок в спальне и т.д.), равно как и материалы (стекло, легкие металлические конструкции, кожа), противопоставляют «спокойным» эмоциям рациональность и жесткую, характерную уверенность в себе. Гармония — категория весьма относительная в наше время и достигается порой самыми неподходящими друг другу вещами. А минимализм, как преобладающий стиль в этой работе, вновь обращается в ускользающую реальность — подобно игре то ли в музыке, то ли в архитектуре.
img
img
img
img
img
img
img
img
img
img
img
img
Хотите изменить планировку дома или заказать индивидуальный проект?
Мы построим дом вашей мечты
Оставьте заявку на изменение планировки